Самые красивые дома: экскурсия по удивительному викторианскому дому хаас-лилиенталь в сан-франциско

Самые привлекательные дома в различных уголках мира мы рады представить нашим читателям. Вот уже более 100 лет этот красивейший викторианский дом с остроконечной крышей, клумбами с цветами и оформлеными резьбой поверхностями стен стоит в Сан-Франциско, но время, кажется, абсолютно не имеет над ним власти.

Дом Хаас-Лилиенталь (Haas-Lilienthal House) пережил не всего лишь два землетрясения (в 1906 и 1989 годах), однако и самую разрушающую из всех сил – модернизацию. Когда его сооружали, он был окружён подходящими по стилевому решению зданиями. Нынче же его соседи – дома многоквартирные и продуктовый рынок.

Три поколения семейства Хаас жили в этом доме. История же возникла с иммигранта из Баварии, Уильяма Хааса (William Haas), который приехал в Сан-Франциско в годы Золотой лихорадки, но так золота и не нашёл. Однако он заработал состояние и место главы государства компании по изготовлению плетёных корзин.

В первой половине 70-ых годов XX века его внуки передали дом в собственность Фонда архитектурного достояния города (Foundation for San Francisco’s Architectural Heritage), чтобы его сохранить. С той поры офис этого фонда размещается на втором этаже строения, а много людей каждый год навещают экскурсии по дому. Однако за всё данное время тут жили лишь два человека. Одна из хранителей любезно дала согласие провести нас по комнатам дома.

Короткая информация

  • образ: викторианский;
  • год завершения строительства: 1886;
  • забавные факты: дом устоял в 2-ух землетрясениях, а еще пережил времена застройки района, считается музеем викторианской архитектуры и интерьерного дизайна.

С 1981 года в фонде учреждена должность хранителя дома. Нынче её занимает Хизер Крафт (Heather Kraft). Она уже более десяти лет живёт на втором этаже этого строения, вся площадь которого превосходит тысячу метров квадратных. Действительно возможно, что она знает дом лучше, чем кто-либо.

Не станем ходить вокруг да около. Крафт, которая также занимает должность личного шеф-повара, много знает о привидениях. Во первых, о чем задают вопросы люди, узнав, где она работает, — это привидения. За всё рабочее время она не видела тут ни одного, однако это не означает, что она ничего не слышала. Шаги, голоса и хохот слышатся То там, то здесь. Но Хизер мудро считает, что страшиться необходимо живых, а не мёртвых.

Разумеется, у строения есть система охраны, однако в обязанности хранителя входит ночной обход комнат. Но за всё рабочее время она не повстречала в доме никого, будет это человек или призрак.

Сохранившаяся обивка стен, изготовленная под заказ мебель и панели из красного дерева опускают посетителей в атмосферу, в которой когда-то Хаасы собирались за столом, приезжая в дом на каждое Рождество.

Нынче каждая семья может провести тут собственный праздничный ужин, сняв в аренду дом. Крафт сама наблюдает за мероприятиями и помогает их организовывать. Она говорит, что люди начинают даже вести себя в этом доме по-иному.

На поверхности стен есть спрятанные латунные кнопочки, которые не все замечают. Они служат для вызова штата.

Лёгкое нажатие подаёт звонок на сигнализатор в кухонной комнате. Кол-во светящихся дырок показывает, в какой комнате нужна помощь прислуги.

Через комнату для гостей можно попасть в комнату для завтраков, где Уильям (William) и его благоверная Берта (Bertha) пили утренний кофе. За стеклянными дверками шкафов сбереглись фотографии живших тут людей.

У них было трое деток. Дочька Элис (Alice) жила тут со своим мужем Сэмюелем Лилиенталем (Samuel Lilienthal) и матерью после смерти отца. У них было трое деток, а еще они усыновили двух племянников после смерти брата Элис. Непосредственно они передали дом на попечение фонду. В 1970-х подобные викторианские дома не были оценены по праву, большинство из них снесли. Именно данное решение и спасло дом.

На поверхности стены в комнате для завтраков висит бумага, которая раньше была спрятана от чужих глаз. Это определенная инструкция для штата, где подробнее расписаны все обязанности, даже то, где необходимо мести пол до завтрака, а где после обеда, когда и как мыть мусорные вёдра и расчищать дорожки, ведущие к дому. Хизер Крафт в определенных моментах руководствуется этим расписанием и по сей день.

Все в этом доме она выполняет сама, начиная от незначительного ремонта, завершая работами по саду. Пока не починили крышу, ей доводилось в дождливые ночи пролезать в узкое отверстие, чтобы подставить ведро под отверстия. Она очень щепетильна и не любит, когда вещи находятся не на собственных местах.

Это не один из тех музейных домов, где все вещи лежат под стеклом и никогда не вынимаются. Во время приёмов применяется посуда 1930-х годов, а в кухонной комнате готовит Крафт. Тут до этих пор все работает.

Только одна вещь в кухонной комнате возникла не так давно – тостер. Все другое было установлено ещё в начале прошлого столетия и применялось личным поваром семьи.

Так как Крафт – опытный кулинар, она высоко ценит сохранившиеся приспособления для кухни. Одно, что ей не по вкусу, — это высота столешницы, которая очень низкая для её роста. Благодаря этому Крафт доводится наклоняться.

Нынче сад в полном распоряжении Крафт и в него нечасто кто заходит, вследствие того, что он не включён в маршрут экскурсии. Когда семья Хаас только переехала сюда, задний двор применяли для канализации, сада тут не было.

Когда-то объём стирки в этом доме был таким, что понадобилось нанять работника, который ею занимался полный рабочий день. С 1900 года тут работал и жил Ли Уинг (Lee Wing). В прачечной стоят три раковины на изящных выгнутых ножках.

Достаточно непросто определить возраст отдельных вещей, но уверенно необходимо заявить, что приблизительно так комната и выглядела несколько лет назад.

В наше время в распоряжении Крафт не только раковины, однако и сегодняшние машины стиральные. Сюда нечасто заходят посетители, но прачечная все время содержится в чистоте, ведь никогда не знаешь, что придумает экскурсовод и какую дверь откроет. Если даже и случаются неожиданности, хранительница дома просто прячет своё бельё, улыбаясь при этом гостям. Хорошо, с чувством юмора у неё все в полном порядке.

В углу находится камин, на котором раньше подогревали утюг.

В ещё одной комнате в помещении подвала находятся останки великолепного макета электропоезда, который когда-то принадлежал внуку и тёзке Уильяма Хааса. Когда его мама и папа ушли из жизни, ему с сестрой понадобилось переехать в данный дом, где жила его родная тётушка. Некоторые слуги также перебрались, включая личного шофёра, который и собрал этот макет на чердаке.

Во второй половине 20-ых годов двадцатого века семья наняла декоратора, чтобы тот сконструировал автогараж и террасу, где разместились бы комнаты 2-ух деток. Пока продолжались работы, Хаасы жили в странах Европы. В наше время в гараже стоит машина Крафт, а пристройку можно взять в аренду и получить при этом оригинальный опыт проживания в доме с богатейшей историей.

На втором этаже до этих пор сбереглись рулоны обоев и мебель с 1930-х годов. Но дом уже не очень тот, каким был в викторианское время. Если судить по сохранившимся фотографиям, в нём было на порядок выше деталей и украшений.

Биде в помещении ванной восхищает американцев, но Хаасы нередко были в странах Европы, что и объясняет наличие данного предмета.

Держатель для бумаги для туалета сделан из серебра.

Столик туалетный — большой и хороший.

Кипятильник применяли для нагревания плойки или воды для бритья.

Душ оснащен прекрасной зубчатой насадкой, которая прекрасно бы выглядела и в сегодняшней ванной.

На регуляторе между кранами, из которых течёт прохладная и горячая вода, написано «шампунь», однако в реальность шампунь оттуда никогда не тёк. Там был прикручен очередной душ, применяемый для мытья волос.

Рядышком с ванной есть маленькая комната, где нередко убивали время представительницы слабого пола. Тут висит портрет основателя дома, а на каминной полке стоят фотографии семьи.

Рядышком с камином на полке лежит коробочка, о назначении которой нечасто кто догадывается. В ней лежали трубки для опиума – напоминание о поездке в КНР.

За ограждающими верёвками таинственно показывается гардеробная.

В ней находится кукла и две веточки, которые служили дочурки Уильяма тростями. На двоих есть её инициалы. До этих пор неизвестно, почему она применила конкретно веточки, а не резные трости.

На столе в данной же комнате лежит отрывной календарик. Он открыт на символической дате – пятница, 13.

Ещё одна пикантная деталь — очень занимательная книжка по ботанике: справочник токсичных растений.

Конкретно находчивости и остроумию хранительницы дом обязан событию прошлого года. В Хэллоуин 2014 года тут состоялась особенная экскурсия, где экскурсоводы были одеты в костюмы, а посетителей пускали исключительно после захода. Подобная обстановка добавила и без этого таинственному дому ещё больше мистики. Гиды говорили страшные истории, а костюмированные актёры выпрыгивали То там, то здесь. Мероприятие имело яростный успех, и в текущем году Крафт собирается его повторять.

Комнату для служанки воплотили в детскую. Игрушки того времени лишь формируют атмосферу, семье Хаас они не принадлежали. Исключение составляет кукольный дом, выстроеный все тем же шофёром, который собрал металлическую дорогу. Одна из кукол даже одета в шоферскую форму.

Со времени комнаты для слуг сбереглась машинка для швейных работ. Крафт сама прибавляет отдельные элементы, стараясь оживить дом, — как, к примеру, этот кусочек ткани.

Ещё одна идея хранительницы – выставить куклы, которые принадлежали дочурки Хааса, под стеклом в передней. Она нашла их на чердаке и решила оформить подобным образом.

Комнаты дальше по коридору как правило переделаны под офисы, но сбереглась старая ванная, которая прекрасно функционирует и применяется служащими фонда.

Бело-голубая плитка и по сей день смотрится хорошо.

На чердаке также размещаются офисы, куда посетителей не водят. Раньше он употреблялся для того чтобы хранить вещи. Лестница ведёт на остроконечную крышу.

В чердачной кладовой есть очень много полок и окно под поверхностью потолка. Какой из него открывается вид, к несчастью, не ясно, из-за того что оно чересчур высоко.

По словам Крафт, кулинар считался руководителем всего персонала , благодаря этому ему — или ей — надеялась одна из самых больших помещений на чердаке. Нынче там библиотека.

И хотя Крафт пустила фотографа во многие места, куда остальным вход запрещён, в одну комнату она оставила дверь закрытой. Это её спальная комната, которую внутри охраняет кошка Лулу.

Хизер Крафт не просто наблюдает за домом, она добавляет ему тот уют, который ощущает любой гость.

Добавить комментарий